Игра 990 рублей

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Настольная игра Крокодил купить можно тут Мосигра Москва


игра 990 рублей

2017-09-24 17:39 Фактическая доходность клиентов до Минимальная сумма вложений 5 000 рублей Минимальный Секс шоп в Красноярске с круглосуточной доставкой интим товаров и эротического белья




Объявление в маршрутке: "Уступи место чужой бабушке и кто-то уступит твоей".


В России любят печатное слово,- но непечатное ещё больше.






Лучшее из чувств.   Стая не любит оплошности, а мясорубка - хруст. Чувство предосторожности - лучшее из чувств.   Кредо назойливой мухи в том, что всегда начеку. Если под оплеухи не подставлять щеку,   то исчезает проблема сразу насчёт второй. Навык сгибать колено нас выручает порой.   Нашими бедами правит часто небрежность, пустяк. Вместо законов здесь правила - как избегать передряг.   Утром из дома выйдя, свет оставляй как есть. Может, какого злыдня и отпугнёшь залезть.   Двигая воздух корпусом, вслушивайся в темноту. Помни - на здешнем глобусе верить нельзя никому.   Больше всех тем, чью наружность ценят глаза и кисть. В транспорт вдавившись нужный, никогда не садись   рядом с водителем, ибо в миг столкновения в лоб сгинете оба, либо он сиганет в сугроб.   Будучи именем назван, в стороны глянь и назад. Спи с приоткрытым глазом. Чувствуй затылком взгляд.   В драке хотя бы щёлку к бегству оставь для змей, к стенке прижатых. Не щёлкай сам знаешь чем у друзей.   Даже усевшись в зябком общем, пустом нужнике, не забывай свою шапку крепко зажать в руке.   Смеряв семь раз, по возможности не отрезай ничего. Чувство предосторожности снова поможет, но   Господи, что за мука жить так и помнить хрень! Вздрагивать ночью от стука. Быть осторожным весь день.   Между слоями - пропасть. Изредка кинут кость. И постепенно робость переплавляется в злость. Власть любит Стены ставить, требуя сдать назад. Но выше мёртвых правил риск и слепой азарт.   В будущем будет слаще - отполирована речь, только всё чаще и чаще хочется что-то сжечь. Ропот пока не крайний, тихо у княжьих палат. Глаз отмечает камни, годные для баррикад.    Мятный черствеет пряник. Ждёт сыромятный кнут. И всё сильнее тянет на социальный бунт.


Калаи-Хумбский район в предгорьях Памира, 60-е годы. В сельской школе нет учителя английского языка, хотя предмет этот значится в школьной программе. Казалось бы, беда не велика, - кому здесь нужен английский, если даже в Душанбе мало кто из абитуриентов знает его толком? Однако для директора школы это источник неприятностей и беспокойств: «порядок должен быть» - не только немецкое изречение. И вдруг – о радость! – приходит сравнительно молодой человек, по национальности чеченец. Он – учитель английского и согласен работать. Предъявляет соответствующие документы. Они в порядке. Счастливый директор чешет в РОНО и все мигом устраивает. Новый учитель приступает к делу и за короткое время доказывает, что он действительно хороший педагог, отдающий все силы и время любимому предмету. Работать ему, правда, нелегко, так как в далеком горном селе нет учебников английского языка. Учителю приходится все делать самому: придумывать упражнения, объяснять грамматику, ставить произношение и пр. Но добросовестный труд приносит свои плоды, и спустя какое-то время сельские школьники начинают бойко изъясняться по английски, вызывая этим восторг не только у родителей и земляков, но и многочисленных комиссий, которые приезжают время от времени проверять работу школы. Комиссии хвалят «англичанина» и ставят его в пример в пример другим учителям. Так проходит несколько лет, в течении которых юное население села всем на удивление начинает говорить по английски. Катастрофа пришла неожиданно, вместе с очередной комиссией, в которой случайно оказался человек, знающий английский. Некоторое время он прислушивался к говору школьников и их учителя, а потом признался, что ничего не понимает. Выяснилось, что добросовестный и способный учитель учил детей вместо английского, родному чеченскому, выдавая за его за английский. И учил так успешно, что, говорят, и теперь многие молодые жители этого села довольно свободно общаются друг с другом по чеченски. Оригинал истории здесь -